Первая мировая война
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Операции на Висле и Сане

 

Очищение Ренненкампфом Восточной Пруссии и освобождение сильной 8-й германской армии, с одной стороны, поражение австро-венгерской армии, очищение ею Восточной Галиции и переполнение русскими войсками пространства между р. Висла и Львовом — с другой, вызывали у обеих воюющих сторон необходимость выработать планы новых операций и приступить к перегруппировке войск.

 

К этому в половине сентября и приступили русское и австро-германское командования. У обоих врагов планы не вылились сразу в ту конечную форму, в которую они обратились на полях Польши и северных предгорьях Карпат, а последовательно эволюционировали в зависимости от обоюдных новых ходов.

 

 

Австро-германский план

 

Разгром австрийской армии и отход ее к Карпатам делали возможным вторжение русской армии в Моравию, а затем и в Верхнюю Силезию. Ввиду этой опасности австрийская армия требовала реальной поддержки германцев.

 

Австро-германский план

 

Австро-германский план

 

 

14 сентября верховное германское командование отправило генералу Гинденбургу следующую директиву:

 

"Операция в Наревском направлении при нынешнем положении австрийцев является нецелесообразной. Непосредственная поддержка австрийцев диктуется политическими соображениями. Предстоит операция со стороны Верхней Силезии. Подвозка войск с запада не предвидится. О числе войск, предназначенных к сосредоточению в Силезии, последуют указания. Армия сохраняет самостоятельность действий также при совместных операциях с австрийцами"[1].

 

17 сентября верховным командованием были даны дальнейшие указания генералу Гинденбургу и установлены командные отношения:

 

"Я передаю вам общее руководство операциями на востоке, — говорилось в директиве, — 8-ю армию генерала Шуберта тоже подчиняю вам. Директивы для совместных действий с австрийцами и для операций в Пруссии будут исходить от меня"[2].

 

 

В Восточной Пруссии вместе с резервными ландверными частями и гарнизонами крепостей в общей сложности было оставлено около 4 корпусов, и на юг в состав вновь образуемой под командованием Гинденбурга 9-й армии было отправлено 4 корпуса и I кав. дивизия (XI, XVII, XX армейские, Гвардейский резервный корпус и 8-я кав. дивизия); к ней же должен был присоединиться и Ландверный корпус Войрша, принимавший участие в Галицийской битве, т.е. всего 5 корпусов.

 

9-я армия развернулась на фронте Бейтен — Ченстохов и перешла в наступление на фронт Сандомир — Ивангород. Австрийцы, выйдя из-под ударов русских, устраивались на р. Дунаец (1-я и 4-я армии) и по Карпатскому хребту (3-я и 2-я армии Пфлянцера).

 

Задача 9-й германской армии была дана директивой верховного командования от 17 сентября и гласила следующее: "9-я армия должна самостоятельно, но действуя в контакте с австрийцами, атаковать во фланг и тыл ближайшие русские войска, преследующие австрийцев". В зависимости от германского плана были поставлены и первоначальные задачи союзным армиям. 2, 3 и 4-я австрийские армии должны были наступать на Сан на фронте Перемышль — Сандомир; 1-я австрийская армия — по обоим берегам р. Висла.

 

Итак, общий фронт наступления германо-австрийцев намечался Перемышль — Ивангород.

 

При этом в предстоящей операции командование германскими и австрийскими войсками объединено в одних руках не было.

 

 

План русского командования

 

В организации русского верховного командования была допущена одна весьма невыгодная для сохранения единоначалия особенность. Все вооруженные силы на Западном театре были объединены в 2 мощные по величине и занимаемой ими территории группы армий (фронты). При той комбинации характеров верховного главнокомандующего и его начальника штаба, с одной стороны, и двух главнокомандующих фронтами — с другой, какая имела тогда место, в направлении боевых операций должно было встречаться весьма частое расползание в стороны. Жесткий по наружному поведению, но поддающийся влиянию близких лиц "великий князь", при совершенно неподходящем ни по характеру, ни по опыту, ни по познаниям начальнике штаба, с трудом боролся и очень часто уступал, но вразрез со здравым военным взглядом, эгоистической и очень часто узкой стратегической мысли Рузского и Иванова, тянувших исключительно в пользу своих фронтов. Роль главнокомандующего в этот период сводилась к изысканию компромиссов, чтобы, по возможности, объединить мысль обоих его помощников. Поэтому план грядущей операции строился с большим трудом, перенес ряд компромиссных этапов и вылился в определенную форму с запозданием.

 

План русского командования

 

План русского командования

 

 

Первоначальные (еще в первых числах сентября) планы фронтов состояли в отходе на Северо-западном фронте за линию pp. Неман, Бобр и на Нарев и в наступлении на Юго-западном на Краков по правому берегу р. Висла, что означало играть на руку Гинденбургу. Ставка 22 сентября приостановила отход Рузского и, кроме того, приказала ему направить 2 корпуса на усиление Варшавского отряда, а Иванову — перебросить сначала одну армию (4-ю), а затем еще две (5-ю и 9-ю) в район Ивангород — Сандомир. Таким образом, идея перенесения операции на левый берег р. Висла начинает проводиться в жизнь уже 22 сентября, в то время, когда переброска армии Гинденбурга на юг еще не была известна русскому штабу. По времени это совпадало с "Бегом к морю" обеих сторон на Французском театре.

 

И в этом опять усматривается желание русской Ставки помочь французам нанесением удара германцам в наиболее жизненном для последних направлении в то время, когда во Франции счастье, наконец, улыбнулось союзникам. Франко-русская конвенция продолжала довлеть над русской Ставкой, но на этот раз ей на пользу, так как своевременная переброска 4-й армии на север парировала план германского командования устроить русской армии мешок между pp. Висла и Сан.

 

После ряда согласований интересов Иванова и Рузского Ставкой 1 октября была отдана директива, окончательно устанавливавшая план операции. Опаснейшей группой противника считалась 9-я германская армия. Для поражения ее намечалась комбинация двойного удара — с фронта (Ивангород — Сандомир) и с фланга (Варшава). Поэтому было приказано: 1-й и 10-й армиям обеспечивать своим наступлением операцию на р. Висла со стороны Восточной Пруссии; 2-й армии, сосредоточиваемой в Варшаве, — атаковать противника во фланг; 4, 5 и 9-й армиям, которые уже перекидывались на север, — наступать с фронта; 3-й и 8-й армиям — прикрыть р. Сан и блокаду Перемышля и обеспечивать всю операцию со стороны Венгрии. Общее руководство всей операцией в Польше и в Галиции было возложено на генерала Иванова. Ко времени отдачи этой директивы русские армии были еще в периоде перегруппировок, совершенно не готовые к началу наступления. 1 октября они занимали следующее положение. 2-я армия на Нареве; в Варшаве находился только XXVII корпус и подвозился к ней II сибирский корпус; 4-я — на марше между Ивангородом и Аннополем; 9-я кончала обратную переправу через р. Сан; 5-я сменяла ее на Сане; 3-я и 8-я — на Среднем Сане и между Перемышлём и р. Днестр.

 

При таких условиях генерал Иванов вполне основательно 2 октября отдал директиву выжидательного характера. Всем армиям было приказано обороняться по pp. Висла и Сан, а 5-й армии отойти в резерв, в район Люблин — Красник.

 

 

Наступление 9-й германской армии

 

К этому времени на левом берегу Вислы наступали 9-я германская армия и I корпус 1-й австрийской армии. Эта группа сильно выдвинулась вперед.

 

Наступление 9-й германской армии

 

Наступление 9-й германской армии

 

 

Только 4 октября, когда левобережная группа австро-германских армий достигла фронта Рава — Ново-Място — Илжа — Островец, оттеснив за Вислу авангарды русской 9-й армии, группа правого берега Вислы (2, 3 и 4-я австрийские армии) начала свое наступление к Вислоке и, не встречая сопротивления со стороны русских, 9 октября подошла к р. Сан. Но дальнейшие успехи австрийцев на этом прекратились, так как все их попытки переправиться через р. Сан были отбиты.

 

9-я германская армия продвигалась вперед беспрепятственно до тех пор, пока не уперлась своим правым флангом (XI, Ландверный и Гвардейский резервный корпуса) в р. Висла на участке Сандомир — Ивангород, сильно занятом и упорно обороняемом 9-й и 4-й русскими армиями. Генерал Гинденбург убедился, что выполнить поставленную задачу он не может, ибо форсировать речной рубеж Сан — Висла на виду главных сил Юго-западного фронта он был не в силах.

 

9 октября можно было считать концом наступательной операции Гинденбурга на атакованном участке. Единственно, что могли сделать германцы одни, — это частью сил, не втянутых в оборону на р. Висла, совершить диверсию на Варшаву и энергичными действиями постараться привлечь на себя главные силы Северо-западного фронта, облегчив положение 8-й армии генерала Шуберта. Для наступления на Варшаву была образована группа генерала Макензена в составе XVII и XX корпусов и сводного корпуса Фроммеля (4 ландверные бригады и 8-я кав. дивизия) с задачей овладеть Варшавой.

 

9 октября группа генерала Макензена начала марш-маневр от фронта Радом — Калиш. Вечером 12 октября группа ген. Макензена была расположена в следующем порядке: XX корпус — Гура Кальвария, XVII корпус — южнее Варшавы, правым флангом у Гройцы. Две ландверные бригады на участке Надаржин — Блоне; 2 ландверные бригады на участке Скерневицы — Лович; 8-я кав. дивизия — на р. Писса, севернее Жирардова.

 

 

В свою очередь и генерал Иванов решил, что настало время для перехода в наступление. Ближайшей целью своим правофланговым армиям он ставил овладение плацдармом на левом берегу р. Висла и развертывание на нем 2, 4 и 5-й армий для дальнейшего наступления. Директива, данная им по этому поводу 9 октября, является ярко отрицательным образцом. В ней было расписано по мелочам — какие пункты, какой армией, когда занять, сколько времени на них стоять и когда идти вперед, но о своевременном устройстве переправ штаб фронта не позаботился. При этом здесь перемешивались задачи нескольких армий, и приходилось совершать переправу через Вислу перед энергичным противником, который уже навис над этой рекой.

 

В общем директива сводилась к переправе 4-й армии у Ивангорода — Новой Александрии, 5-й армии — у Павловице (севернее Ивангорода) и к выдвижению 2-й армии на запад от Варшавы. Операция, начавшаяся 10-го, должна была окончиться 15-го развертыванием 2, 5 и 4-й армий на фронте Скерневицы — Ново-Място — Радом — р. Илжанка с конным корпусом Новикова на правом фланге у Лович — Сохачев. Эти планы немцев и русских привели к ряду кровопролитных столкновений между Варшавой и Новой Александрией.

 

Боевые столкновения начались здесь 9 — 10 октября энергичным наступлением германцев на Варшаву и переправой русских на левый берег р. Висла в районе Ивангорода.

 

Атаку на Варшаву германцы повели с энергией и 12 октября приблизились к линии упраздненных фортов. Переправа через р. Висла была совершена русскими у Гуры Кальварии, Козеницы и Новой Александрии, но только в Козеницах им удалось удержаться на левом берегу реки и после упорных боев, вызванных необходимостью отвлечь германские силы от Варшавы, образовать там к 19 октября плацдарм, занятый 2 корпусами 4-й армии.

 

Быстрый успех германцев под Варшавой заглох после 12 октября, вследствие прибытия туда русских армий; 15 октября германцы уже с трудом отбивались, а 17-го выяснилась для них полная необходимость начать отход. Тем временем на фронте австрийских войск дела принимали для них дурной оборот. Они не только не могли продвинуться севернее р. Сан и восточнее Перемышля, но в ночь с 17 на 18 октября русские сами перешли непроходимый для австрийцев Сан.

 

На почве общих неудач между австрийским и германским командованием начались крупные несогласия в вопросе ведения операций, дошедшие до полного разрыва между Гинденбургом и Конрадом. Германцы обвиняли Конрада в нежелании передать в их распоряжение 1-ю австрийскую армию для штурма Варшавы. Конрад же в свою очередь обвинял германцев в неправильном ведении операций и в преследовании исключительно интересов Германии. Кроме того, Конрад требовал перенесения центра тяжести войны на восток, против России. Потребовалось вмешательство "верховной власти" как с той, так и с другой стороны, чтобы кое-как наладить продолжение операции в левобережной Польше. В двадцатых числах октября части 9-й германской армии ввиду неполучения пополнения начали выдыхаться, кроме того, у них оказался недостаток в снарядах. В результате споров и обнаружившихся затруднений в войсках получилось следующее:


      а) генерал Конрад решил бросить всю 1-ю австрийскую армию под Ивангород, поставив ей задачей форсировать Вислу и развивать наступление на правом берегу в общем направлении на Люблин; германцы должны были содействовать этой операции австрийцев атакой одним корпусом от Гловачева на Козеницы, имея 1 кав. дивизию севернее;
      б) 9-ю германскую армию генерал Гинденбург решил собрать в Варшавском направлении и расположить для обороны на линии р. Пилица — Скерневицы — Лович.

 

Новое наступление русское командование решило организовать по новому плану и в иной группировке армий. В этом наступлении, оказавшемся удачным и решительным по своим последствиям, 2-я и 5-я армии должны были под руководством Рузского наступать из Варшавского района в юго-западном направлении, имея севернее Варшавы 1-ю армию на Висле для обеспечения операции справа от удара германцев со стороны Торна; 4-я и 9-я армии под руководством Иванова должны форсировать р. Висла в районе Ивангорода и наступать в западном направлении.

 

9-я германская армия, после разгрома ее левого фланга в районе Скерневицы — Гловно, уклонилась от занесенного над ней удара 2-й и 5-й русских армий и отступила к границе Силезии.

 

Столкновение в районе Ивангорода 1-й австрийской армии с 4-й и 9-й русскими армиями привело к встречному столкновению на переправах через р. Висла. Боевые действия происходили на обширном фронте от устья Пилицы до устья Сана и сопровождались ожесточенными и кровопролитными боями.

 

1-я австрийская армия появилась под Ивангородом в составе 2 корпусов, но без армейской конницы. Численное превосходство было на стороне русских огромное: каждый австрийский корпус имел против себя целую русскую армию, что заставило австрийцев отказаться от форсирования Вислы. Генерал, Конрад поставил задачу 1-й армии отбросить русских на правый берег Вислы, установить блокаду Ивангорода, а с освободившимися войсками двинуться через Нижнюю Пилицу на помощь 9-й германской армии для вторичного штурма Варшавы. Выполнить поставленную задачу 1-я австрийская армия не могла, но тем не менее она удержала русских на переправах до 27 октября, после чего, понеся большие потери, отступила на линию Сандомир — Опатовка — Кельцы. Вслед за отступающими австро-германцами двинулись вперед 2, 5, 4 и 9-я русские армии, получившие задачу готовиться для глубокого вторжения в Германию через Верхнюю Силезию.

 

 

Отступление австро-германцев и новые планы русской Ставки

 

При этом отступлении цели германской и австрийской армий были разные. Германцам надо было избежать новых боев и оторваться от русских; австрийцам надо было удерживать в своих руках Сандомирский узел, так как занятие его русскими затрудняло положение остальных австрийских армий, оборонявших р. Сан. Поэтому 9-я германская армия безостановочно отошла на линию Калиш — Ченстохов; 1-я же австрийская армия отход свой совершила с рядом боев против 4-й и 9-й русских армий и отошла по всему фронту к Кракову и Карпатам в половине ноября.

 

Отступление австро-германцев

 

Отступление австро-германцев

 

 

План дальнейших операций русских армий колебался между двумя задачами — преследование разбитого противника или занятие выгодного исходного положения для будущей операции "глубокого вторжения в пределы Германской империи". Верх одержала вторая цель, и к 2-8 ноября русские армии достигли фронта Унеюв — Ласк — Пржедборж — Мехов — Кошице — р. Дунаец — Карпаты.

 

Преследование, которое в конце октября во время отхода австро-германских войск после Ивангородско-Варшавской операции было организовано русскими, выдохлось в течение нескольких дней, так как, во-первых, не был организован тыл и, главным образом, подвоз хлеба войскам и, во-вторых, отход германцев из левобережной Польши в октябре сопровождался широким применением заграждений, выражавшихся в сильной порче всех железнодорожных путей, важнейших дорог и всех мостов и переправ. Поэтому русские войска, двигались на запад и, преодолевая препятствия, оторвались на 150-200 км от своих баз, а подвоз снабжения при таком удалении организовать было невозможно.

 

Этот момент русская Ставка и выбрала для общего перехода русской армии в наступление в глубь Германии.

 

Оно намечалось 4 армиями (свыше 40 дивизий из общего числа 95 дивизий) на фронте 250 км в обход Познани с юга, т.е. главный удар наносился по Германии. Остальные русские войска должны были обеспечить с обоих флангов наступление этой массы.

 

Зависимость царского правительства от французского капитала ставила в соответственное подчиненное положение и русскую стратегию. В интересах французского командования было толкать русскую Ставку на "глубокое вторжение в Германию". "Поход на Берлин" отвечал также империалистическим стремлениям царского правительства, которое боялось внутренних политических осложнений в случае затяжной войны и желало захватить наступательную инициативу в свои руки. Эти причины определяли склонность русской Ставки к авантюрным планам.

 

Решение русской Ставки занять выгодное исходное положение для предстоящей операции "глубокого вторжения в пределы Германской империи", имея ближайшей целью безостановочное продвижение на исходную линию Ярочин, Кемпен, Катовице, Освенцим, являлось авантюрой, если учесть соотношение средств и наступавшее зимнее время[3].

 

Гинденбург решил развернуть против русского удара австро-германские силы в 3 группах; австрийские войска — по обоим берегам р. Верхняя Висла, на линии Карпаты — Краков; 9-ю германскую армию — на фронте Торн — Гнезно и слабую 8-ю армию — в Восточной Пруссии. Войсками из крепостей и ландштурмом были заняты свободные промежутки между названными группами. Германский главный удар наносился 9-й армией Макензена в направлении правого фланга русских армий с целью остановить их наступление.

 

 


[1] Der Weltkneg Reichsarchiv, V, S. 407.

[2] Der Weltkneg Reichsarchiv, V, S. 409.

[3] Это решение было формулировано в директиве Ставки от 2 ноября. Задачей Северо-западному фронту (10-й и 1-й армиям) ставилось: 10-й армии — оттеснить противника за линию Мазурских озер, а затем совместно с 1-й армией утвердиться на Нижней Висле, чем могло быть достигнуто, по мнению Ставки, обеспечение операции справа. Одновременно Юго-западному фронту ставилась задача — оттеснить австро-венгерцев на запад, направить часть сил к Висле и обеспечить операцию слева, со стороны Венгрии. Армиям, назначенным для операции (2, 5, 4 и 9-й), было указано подготовиться к наступлению для вторжения в Германию между Судетами и Верхней Вислой. В качестве исходного рубежа для наступления предписывалось выйти на фронт Унеюв — Ласк — Пржедборж — устье р. Дунаец, имея ближайшей целью безостановочное движение на исходную линию Ярочин — Кемпен — Катовице — Освенцим.
 

Таково было общее подготовительное распоряжение Ставки, пока еще не определившей ни задач, ни сроков операции.