Первая мировая война
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Галицийская битва 1-21 сентября

 

Городокское сражение

 

С 1 сентября австрийское верховное командование переживает тяжелые дни, так как отход 3-й и 2-й армий мог сорвать намеченный план новой операции против восточной группы русских — 3-й и 8-й армий. Поэтому первоначально намечается решение оборонять Львов как важный политический и военный центр, на который 3-я и 2-я армии должны опереться. С этим решением не согласился командующий 3-й австрийской армией Брудерман, который настойчиво указывал главному командованию, что сравнительную боеспособность сохранили из всей 3-й армии только 4 дивизии (30, 6, 28 и 44-я) общей численностью не более корпуса. Остальные части считались им небоеспособными вследствие русофильской пропаганды в славянских частях и разложения ландштурмистских и маршевых формирований после двукратного поражения.

 

Городокское сражение 1914 г.

 

Городокское сражение 1914 г.

 

 

Настойчивость Брудермана привела к новому решению — эвакуировать 3 сентября Львов и отвести 3-ю и 2-ю австрийские армии за р. Верещица, откуда совместно с двинутой на юг 4-й австрийской армией атаковать оба фланга наступающего на Львов противника. Для обеспечения этого маневра было решено крепко удерживать существующее положение 1-й австрийской армии к югу от Люблина и выделить из 4-й армии в качестве заслона против 5-й армии Плеве группу Иосифа-Фердинанда в составе 3 пех. и 1 кав. дивизии. При этом считалось, что 5-я русская армия окончательно разбита и что началась, якобы, перевозка ее частей по железной дороге из Владимира-Волынского на Брест.

 

 

 

Тем не менее, считая свои силы в Галиции недостаточными для продолжения операций, австрийское главное командование снова обращается за помощью к начальнику германского Генерального штаба, прося о присылке по меньшей мере 2 германских корпусов в район Перемышля.

 

Главнокомандующий Юго-западным фронтом, в связи с отходом 5-й армии Плеве из Томашевского района, 1 сентября отдает директиву, в которой, приказав остановить 5-ю армию на линии Красностав — Грабовец — Крылов, ставит 3-й и 8-й армиям задачи: "Оказать содействие 4-й и 5-й армиям в нанесении удара противнику и приковать к себе те неприятельские корпуса, которые действуют на Днестре и у Львова".

 

3 сентября, выполняя директиву верховного главнокомандующего "о необходимости покончить во что бы то ни стало с австрийцами до подхода с запада германских подкреплений" и получив донесение о занятии Львова войсками 3-й армии, главнокомандующий Юго-западным фронтом приказывает начать 4 сентября общее наступление и атаковать противника, отбрасывая его к р. Висла, для чего 9, 4 и 5-я армии должны были наступать на Нижний Сан. 3-я армия усиливалась за счет 8-й армии до 5 корпусов и должна была наступать на Томашев — Белгорай, обеспечивая себя частью сил со стороны Перемышля и стремясь выйти в тыл противнику, действовавшему в Томашевском районе против 5-й армии. Это движение 3-й армии имело также задачей обойти Городокскую позицию с севера, для чего Рузский потребовал перехода в наступление и частей 8-й армии к Городокской позиции. В 8-й армии оставались 3 корпуса для обеспечения общего наступления фронта слева, удержания района Львова и для занятия переправ на р. Днестр и выдвижения авангардов к Карпатским переходам. Эти директивы и распоряжения обоих командований определили те задачи и то исходное положение, которое заняли 3-я и 8-я русские и 4, 3 и 2-я австрийские армии 5 сентября перед началом 6-дневного Городокского сражения, решившего участь Галицийской операции.

 

По окончании всех перегруппировок к вечеру 5 сентября оба противника занимали следующее расположение, 3-я армия Рузского, усиленная XII корпусом, в составе XXI, XI, IX, X и XII корпусов — всего 14,5 пех. и 3 кав. дивизии (240 батальонов, 520 пулеметов, 116 эскадронов, 810 легких и 96 тяжелых орудий, 12 самолетов), вышла на 80-километровый фронт Варенж — Бельз — Добросин — Вальдорф — Янув, имея в среднем на 1 дивизию 4,5 км фронта. 8-я армия Брусилова выдвинулась западнее Львова и по овладении 6 сентября Миколаевым заняла VII, VIII и XXIV корпусами — всего 7 пех. и 5 кав. дивизий (112 батальонов, 264 пулемета, 348 легких и 48 тяжелых орудий, 18 самолетов), 40-километровый фронт Мшаны — р. Щержец — Миколаев, имея в среднем на 1 дивизию около 4 3/4 км фронта. Днестровский отряд (71-я дивизия, 1-я бригада 12-й дивизии и Терская казачья дивизия) должен был 8-го выступить на Станиславов для смены 1-й Кубанской казачьей дивизии, оставив в Черновицах бригаду 71-й дивизии. Конница Павлова (2-я сводная казачья и 2-я Кубанская казачья дивизии) находилась на правом берегу р. Днестр южнее Миколаева.

 

4-я армия Ауффенберга выделила на юг 3 трехдивизионных корпуса — IX, VI и XVII с 2-й и 6-й кав. дивизиями (всего 123 батальона, 250 пулеметов, 65 эскадронов и 420 орудий). Большие потери, понесенные армией, еще не были пополнены. Имелся общий некомплект до 26%. Тем не менее наступавшие на юг корпуса считались наиболее стойкими и крепкими. 3-я армия Бороевича, назначенного вместо отрешенного за неудачи Брудермана, состояла из III и XI корпусов, 23-й дивизии, 88-й стр. бригады и 4, 10 и 11-й кав. дивизий — всего 7 пех. и 3 кав. дивизии (99 батальонов, 188 пулеметов, 77 эскадронов и 166 орудий).

 

Обе армии 6 сентября развернулись на 70-километровом фронте Гржеда — Городок — Черлань, что дает на 1 дивизию в среднем 5,5 км фронта.

 

2-я армия Бем-Эрмоли, ввиду отхода большей части ее сил к Дрогобычу по южному берегу р. Днестр, могла закончить развертывание своих сил на р. Верещица только к 8 сентября, после чего на 30-километровом фронте Черлань — Комарно — Колодрубы развернулись XII корпус, 105-я ландштурмистская бригада, 11-я пех. и 8-я кав. дивизии, VII и IV (закончивший 8 сентября высадку в Самборе) корпуса и 40-я ландштурмистская бригада — всего 11 пех. и 1 кав. дивизия (151 батальон, 278 пулеметов, 45 эскадронов и 468 орудий), что дает в среднем на 1 дивизию около 3 км фронта. Кроме того, у Дрогобыча оставались 103-я ландштурмистская бригада, 1-я и 5-я кав. дивизии, а у Самбора — 102-я ландштурмистская и 7-я маршевая бригады.

 

В общем в первый период сражения 3 австрийских армии почти сравнялись с силами 3-й и 8-й русских армий, имевших превосходство в артиллерии на 146 орудий.

 

План австрийцев — охватить оба фланга наступающих к Городокской позиции 3-й и 8-й армий — уже в период перегруппировок с 1 по 5 сентября постепенно видоизменяется и приводит к фронтальному встречному столкновению, причем 4-я австрийская армия, уклоняясь на восток, подставляет свой левый фланг под удар 3-й русской армии. Кроме того, запаздывание развертывания почти на 3 дня 2-й австрийской армии, назначенной для ведения главного удара, облегчало положение 3-й и 8-й русских армий в первые дни сражения.

 

5 сентября 3-я армия Рузского, наступая на фронт Лащов — Рава-Русская — Магирув, имела уже ряд столкновений в XXI и XI корпусах с 2-й австрийской кав. дивизией у Мосты Вельке и 6-й австрийской кав. дивизией к юго-востоку от Равы-Русской. 6 сентября на всем 85-километровом фронте 3-й армии обозначилось встречное наступление крупных сил 4-й австрийской армии. Наиболее упорные бои велись в центре на фронте IX корпуса, который, выдержав натиск 19-й и 41-й дивизий XVII корпуса, удержался на 17-километровом фронте Помлынов — Магирув, выжидая подхода к своим флангам XI и X корпусов, направленных после полудня на помощь IX корпусу. Корпуса 8-й армии, овладевшие утром 6-го Миколаевым, в течение дня производили перегруппировку, выйдя к вечеру на фронт Мшаны (VII корпус) — р. Щержец (VIII корпус) — Вержбиц (XXIV корпус).

 

4-я австрийская армия, наступавшая 6-го в юго-восточном направлении с целью сблизить у Яворова свой правый фланг с левым флангом 3-й австрийской армии, к вечеру достигла IX корпусом района Курники, VI корпусом овладела после ряда удачных боев высотами севернее Магирува, а XVII корпусом развернулась на фронте Помлынов — Ржички.

 

На второй день сражения, 7 сентября, 3-я армия продолжает наступление на Раву-Русскую; в IX корпусе попытка продвинуться с юга на фронте Рава-Русская — Магирув была предупреждена наступлением VI и XVII австрийских корпусов, потеснивших центр и правый фланг IX корпуса. Поддержка IX корпусу не могла быть оказана ни со стороны X корпуса, ввязавшегося в серьезный бой с частями IX австрийского корпуса на 12-километровом фронте от Магирува до Майдана, ни со стороны XI корпуса, встретившего упорное сопротивление частей 3-й австрийской пех. и 2-й кав. дивизий, удерживавших до вечера район Унув — Михайловка — Гуйче. К вечеру на левом фланге 3-й армии, на фронте X и XII корпусов, также создалось напряженное положение. X корпус под натиском 4 дивизий VI и IX австрийских корпусов должен был отойти с линии р. Верещица в район Майдана, что создавало уже угрозу разрыва с XII корпусом, правый фланг которого также отошел к Януву, образовав незанятый прорыв до 7 км. На остальном фронте XII корпуса от Янува до Вилькополе к вечеру также обозначилось наступление 2 дивизий XI австрийского корпуса.

 

Тяжелое положение частей XII корпуса и прорыв у Янува заставляют Брусилова еще в течение дня направить VII корпус на поддержку XII корпуса, а части VIII корпуса на прежний участок VII корпуса от Повитно до Лесневице. В общем, бои 7 сентября выяснили необходимость поддержать 3-ю армию наступлением на Раву-Русскую левофланговых V и XVII корпусов 5-й армии.

 

Группа Иосифа-Фердинанда оставила 5-го район Грубешова и вынуждена была отходить на юг на Раву-Русскую; 7-го она вела неудачные бои в районе Радостава 8-й дивизией с подходившими с юга колоннами XXI русского корпуса. Создавшееся положение повлекло отдачу 7 сентября директивы Юго-западного фронта, согласно которой 9, 4 и 5-я армии должны были развить энергичную деятельность для сковывания противника, нанося 4-й армией 8 сентября удар на своем левом фланге. 5-я армия получила задачу: "Свои 3 корпуса, осаженные назад, в течение одного дня вывести на общий фронт в целях непосредственного соприкосновения с соседними армиями". Кроме того, 5-я армия должна была помочь 3-й армии своими левофланговыми V и XVII корпусами и вновь образованным конным корпусом Драгомирова (7-я и сводная кав. дивизии и бригада 1-й Донской казачьей дивизии), направляемым на Томашев.

 

8-я армия переходила в непосредственное подчинение фронта с задачей "овладеть Городокской позицией для лучшего обеспечения Львова и действий 3-й армии", для чего ей возвращался XII корпус.

 

На основании этой директивы Рузский решает направить усилия 3 корпусов для овладения районом Равы-Русской: XXI корпус получил задачу "наступать на запад на Любыча, откуда принять участие в овладении Равой-Русской"; XI и IX корпуса — наступать на Раву-Русскую, а X корпус — обеспечивать эту операцию со стороны Городокской позиции.

 

Брусилов, выяснив сосредоточение 7-го значительных сил противника на фронте 8-й армии, решает удерживаться VIII и XXIV корпусами на фронте от Повитно до р. Днестр, а VII корпусом атаковать противника в направлении на Каменноброд. XII корпус с 10-й кав. дивизией должен был обеспечивать правый фланг 8-й армии и стык с 3-й армией.

 

Австрийское верховное командование, оценивая неблагоприятно обстановку на левом фланге 4-й армии и угрозу ее тылу со стороны Томашева, также отдает вечером 7-го директиву: 4-я армия вместо наступления с севера на Львов должна была отразить на своем фронте встречный удар армии Рузского, т.е. перейти к обороне; 3-я армия должна была содействовать этой задаче, наступая на левый фланг армии Рузского, а 2-я армия, наступающая в полосе южнее Львова, имела целью охватить противника с юго-запада и юга.

 

Позднее получение этой директивы в штабе 4-й австрийской армии привело к тому, что ее корпуса продолжали наступать 8-го и 9-го, но существенных результатов не достигли. В 3-й русской армии 2-дневные попытки овладеть Рава-Русскими позициями, обороняемыми XVII австрийским корпусом, приводят к продвижению XI и IX корпусов всего в среднем на 3-4 км. Зато на участке X русского корпуса австрийцы развивают достигнутый накануне успех, развертывают против этого корпуса до 4 дивизий VI и IX корпусов, вследствие чего в районе Вальдорфа образуется разрыв с XII корпусом. Для устранения опасности вторжения австрийцев к вечеру 10-го сосредоточиваются на флангах прорыва резервы в 2 группах: в X корпусе — 33 батальона и 132 орудия и в XII корпусе — 10 батальонов и 32 орудия. Эти группы связываются между собой расположением у Домбровица сводного кав. корпуса из 10, 11 и 3-й кавказской кав. дивизий.

 

В 8-й армии начавшееся с рассветом 8-го наступление XII и VII корпусов должно было приостановиться вследствие встречного наступления XI, III и XII австрийских корпусов, а на участке XXIV корпуса, наступавшего южнее Комарно, обозначилось развертывание VII и IV австрийских корпусов. 9 сентября австрийцы атаковали XXIV корпус по всему фронту и вышли в тыл ему группой Карга (38-я дивизия, 40-я и 103-я ландштурмистские бригады), потеснившей у Новоселки 12-ю кав. дивизию, пытавшуюся в конных и пеших боях обеспечить левый фланг корпуса. В результате упорных боев по всему 57-километровому фронту 8-й армии центр ее был прорван, а XXIV корпус отброшен с потерей 18 орудий на 10-12 км к востоку на левый берег р. Щержец, где этот корпус загнул фланг почти под прямым углом к общей линии фронта.

 

В общем, к вечеру 9 сентября в штабе Юго-западного фронта была очевидна та тяжелая обстановка, которая создалась в результате 5-дневных боев на фронте 3-й и 8-й армий. В то же время на северном крыле, в 9-й и 4-й армиях, наступил, наконец, ожидаемый перелом: фронт 1-й австрийской армии был прорван, а прибывший с левого берега р. Висла германский Ландверный корпус Войрша разгромлен у Тарнавки с захватом массы пленных и 30 орудий. Поэтому главнокомандующий фронтом в директиве от 9 сентября, давая рад указаний 9-й и 4-й армиям по использованию достигнутого успеха и направляя их на Нижний Сан ниже Кржешова, указал 5-й армии направить 2 правофланговых, XXV и XIX корпуса на запад, на Белгорай, во фланг 1-й австрийской армии. В отношении использования V и XVII корпусов для более глубокого обхода левого фланга 4-й австрийской армии, как этого просил Рузский, главнокомандующий указаний не дал.

 

Командующий 5-й армией, не будучи ориентирован о положении XXI корпуса, приказал V и XVII корпусам, овладевшим 9-го районом Томашева, наступать 10 сентября во фланг и тыл австрийцам, ведущим бои у Равы-Русской. Сводный кав. корпус Драгомирова получил задачу наступать на Нароль, т.е. на фронт группы Иосифа-Фердинанда, вместо ее обхода.

 

Австрийское верховное командование вечером 9 сентября, несмотря на донесение об отходе 1-й армии на линию Свенцехов — Фрамполь, решает продолжать 10 сентября концентрическое наступление к Львову 2, 3-й и большей частью сил 4-й австрийской армий, в то время как левый фланг 4-й армии и группа Иосифа-Фердинанда должны были обеспечить фланг и тыл армии австрийцев.

 

Бои 10 и 11 сентября являлись наиболее тяжелыми для обоих противников, причем 3-я и 2-я австрийские армии в течение 2 суток продолжают теснить 8-ю армию Брусилова, отошедшую еще на 6 — 12 км и обороняющуюся успешно на фронте Домбровица — Ставчаны — Миколаев под непрерывными атаками 17,5 австрийских дивизий. В то же время, в связи с начавшимся преследованием 9-й и 4-й армиями разбитых войск 1-й армии Данкля и ввиду подхода к Раве-Русской V, XVII и XXI корпусов, общее положение фронта австрийцев резко ухудшается. Под натиском указанных выше корпусов группа Иосифа-Фердинанда постепенно отходит к югу от железной дороги на Любачув, занимая фронт от Горинец до Равы-Русской и заставив загнуть и левый фланг 4-й армии. Уже днем 11-го австрийскому командованию становится очевидной невозможность задержать истомленными частями 4-й армии и направленными на Любачув 5 кав. дивизиями продолжающийся глубокий обход на Цеханув левого фланга 4-й армии 3 русскими корпусами. Вследствие этого в 16 час. 30 м. дня отдается общая директива об отводе всех армий за р. Сан.

 

Главнейшими причинами успеха русских следует считать маневр во фланг V, XVII и XXI корпусами, наступление которых на Любачув выводило на пути отхода австрийских армий к р. Сан и с подходом которых выгоды группировки сил и некоторое численное превосходство начинают выявляться на стороне русских, имевших 440 батальонов, 1020 пулеметов, 318 эскадронов, 1528 орудий против численно слабых 441 батальона, 856 пулеметов, 260 эскадронов и 1386 орудий, бывших у австрийцев. Австрийцы переоценили те возможные задачи, которые могли выполнить истомленные войска 1-й армии Данкля и численно слабая группа Иосифа-Фердинанда. Неизбежность скорого отхода их за р. Сан перед усиливающимся с каждым днем северным крылом русских армий была очевидна; в то же время австрийцы не имели никаких оснований рассчитывать на быстрый успех на фронте Городокского сражения.

 

Внезапный отход австрийцев в ночь на 12 сентября застал 3-ю и 8-ю армии и левофланговую группу 5-й армии в неготовности к немедленному преследованию в широком масштабе, главным образом вследствие состояния тыла, не обеспечивающего длительное наступление. Поэтому главнокомандующий фронтом решает ограничить наступление 5, 3 и 8-й армий линией Цеханув — Немиров — Янув — Миколаев, т.е. в 1-2 перехода от фронта Городокского сражения.

 

К недочетам русского командования следует отнести неправильное осведомление 3-й армии о якобы начавшемся отходе 4-й австрийской армии на Ярослав и отсутствие согласованного управления действиями 3-й и 8-й армий, вследствие чего не устанавливается четкого взаимодействия вначале между ними, а в конце сражения — между 3-й и 5-й армиями. Еще 9 сентября командование фронтом обязано было направить всю 5-ю армию Плеве на сообщения 4, 3 и 2-й австрийских армий, поставив целью ее действий быстрым маневром отрезать эти армии от путей отхода к р. Сан, что, безусловно, являлось тогда вполне осуществимым.

 

Второе наступление 9, 4 и 5-й армий

 

Австрийское верховное главное командование, осуществляя с 1 сентября перегруппировку своих сил для Городокского сражения, оставило 1-ю армию Данкля и группу Иосифа-Фердинанда (всего 15,5 пех. и 4 кав. дивизии) в качестве заслона между pp. Висла и Буг и считало, что этих сил будет достаточно для ведения оборонительной операции в течение всего времени, необходимого для разгрома в районе Львова 3-й и 8-й русских армий.

 

Русский кавалерист

 

Русский кавалерист

 

 

Русское верховное главное командование, ввиду тяжелого положения 4-й армии под Люблином и в связи с неуспехом наступления в Восточную Пруссию, в директиве от 31 августа поставило Юго-западному фронту задачу перехода в общее наступление всех армий, "ввиду большой заминки во 2-й армии и необходимо во что бы то ни стало покончить с австрийцами до подхода с запада германских подкреплений...".

 

3 сентября главнокомандующий Юго-западным фронтом, прибывший в Люблин из Лукова на совещание с командующими 9-й и 4-й армиями, отдал директиву о выделении на правом фланге фронта 9-й армии Лечицкого в составе XVIII и XIV корпусов с приданными последнему частями (гвардейской стр. бригадой и 13-й и 14-й кав. дивизиями). В 4-й армии были оставлены: XVI, Гренадерский, Гвардейский и III кавказский корпуса, отдельная гвардейская кав. бригада, 3-я Донская и Уральская казачья дивизии.

 

 

 

Все армии Юго-западного фронта должны были перейти 4 сентября в общее наступление, выполняя следующие задачи: 9-я армия, наступая между pp. Висла и Быстржица, — теснить неприятеля в направлении на Юзефов; 4-я армия, развивая одержанный 2 сентября успех, — атаковать на фронте Быхава — верховье р. Пор и отбрасывать противника в направлении на Красник; 5-я армия должна была наступать на фронт Туробин — Щебрешин — Красноброд, ведя корпуса уступами справа, оказывая своим правым крылом помощь развитию удара левого крыла 4-й армии; 3-й армии указывалось наступать на Белгорай — Ярослав, а 8-й армии — действовать против Городокской позиции, обеспечивая слева армии фронта.

 

К началу второго наступления выгоды превосходства сил и группировки их перешли на сторону 9, 4 и 5-й русских армий. Имея на 72-километровом фронте 9-й армии и правого крыла 4-й армии до района Пиотрокова 9 дивизий против 7 австрийских и 3 ландштурмистских бригад, русские сосредоточивали против правого фланга 1-й австрийской армии свою ударную группировку из 4 корпусов (Гренадерский, Гвардейский, III кавказский и XXV корпуса), имевших к утру 3 сентября 105 батальонов, 64 эскадрона и 216 орудий и окружавших полукольцом X австрийский корпус (49 батальонов, 7 эскадронов и 96 орудий), расположенный на высотах у Кщонова — ст. Травники — Лопеники. В общем между pp. Висла и Буг в результате осуществления железнодорожного маневра русские имели 26,5 пех. и 9,5 кав. дивизий против 15,5 пех. и 4 кав. дивизий австрийских.

 

Еще до начала общего наступления 4-я армия, перейдя утром 2 сентября в частное наступление на обоих своих флангах, одержала крупные успехи. На правом фланге XVIII корпус, разбив у Ходеля части 101-й и 100-й ландштурмистских бригад группы Куммера, занял выгодное исходное положение на южном берегу р. Ходель для последующих наступательных действий против сильно укрепленных позиций, занятых группой Куммера и левым флангом I австрийского корпуса на высотах левого берега южнее Ополе и Ходеля.

 

На левом фланге 4-й армии вновь сосредоточиваемые войска образовали сводный отряд (14 батальонов 1-й гвардейской и 2-й гренадерской дивизий, сводная бригада III кавказского корпуса), который с утра 2-го атаковал части 2-й и 24-й дивизий X австрийского корпуса, занимавшие высоты у Суходолы, разбил их и, окружив, взял более 5000 пленных с 8 пулеметами.

 

Этот успех на стыке 4-й и 5-й армий не был использован немедленным преследованием, и только 4 сентября XXV корпус, занявший накануне Красностав, вышел в тыл отходящим на юг частям X австрийского корпуса и разбил у Лопеники 45-ю австрийскую дивизию, захватив более 1500 пленных. В общем, в боях 2-4 сентября X австрийский корпус был совершенно разбит и поспешно отведен к югу на фронт Кщонов — Жолкевка, вследствие чего для усиления правого фланга 1-й армии направляется германский Ландверный корпус Войрша.

 

У русских в результате боев у Суходолы и Лопеники, приведших к полной ликвидации прорыва у станции Травники, была достигнута необходимая согласованность в действиях на стыке 4-й и 5-й армий, которые на следующий день могли приступить к выполнению задач, поставленных в директиве фронта от 3 сентября.

 

5 и 6 сентября левый фланг 9-й армии вместе с правым флангом 4-й армии — всего 8 дивизий — вели фронтальные атаки укрепленных позиций I и V австрийских корпусов на всем 45-километровом фронте от Ходеля до Гельчева, но успеха не имели, продвинувшись на некоторых участках всего на 1-3 км.

 

На следующий день, 7 сентября, 4-я армия повторила атаки на левом фланге от Романовского леса до высот у Тарнавки, на 12-километровом участке, занятом V австрийским корпусом. Несмотря на артиллерийскую подготовку огнем 240 легких и 24 тяжелых орудий, продвижение 5 атаковавших дивизий XVI, Гренадерского и Гвардейского корпусов не превышало всюду 2-3 км. Еще южнее III кавказский корпус и бригады 82-й дивизии выдвинулись к Высоке и Дараганы, но контратакой 4-й ландверной дивизии Германского корпуса Войрша были отброшены назад на высоты восточнее этих деревень с потерей до 1000 пленных. В общем, эти разновременные фронтальные атаки выявили невозможность сломить укрепленный фронт противника частными усилиями 9-й и 4-й армий без мощного содействия 5-й армии. В частности командующий 4-й армией просил, чтобы XXV корпус, остановившийся у Жолкевки, выдвинулся к западу к Туробинским высотам и этим обеспечил левый фланг 4-й армии.

 

5-я армия в эти тяжелые дни для своих соседей медленно теснила группу Иосифа-Фердинанда и после 4 дней преследования сосредоточилась на 60-километровом фронте от Жабно до Зубовице, заняв к вечеру 7 сентября выгодное исходное положение как для атаки фронта Туробин — Щебрешин — Красноброд, от которого корпуса находились в переходе и достижение которого составляло ближайшую задачу 5-й армии, так и для преследования на Томашевском направлении, куда отходили войска группы Иосифа-Фердинанда.

 

7 сентября главнокомандующий Юго-западным фронтом, в связи с окончанием подготовки 9-й армии, выгодным положением 5-й армии и просьбой Рузского о поддержке 3-й армии левофланговыми корпусами 5-й армии, потребовал более энергичных действий. В директиве, отданной днем, указывалось, что "4-я армия имеет возможность развивать свои действия левым крылом...", а в 23 часа 4-й армии отдано приказание произвести 8 сентября удар левым флангом, чтобы прорвать фронт противника.

 

5-я армия для содействия наступлению левого фланга 4-й армии направила XXV и XIX корпуса к pp. Пор и Вепрж на фронт Туробин — Запоже — Бодачев, а V, XVII и конный Драгомирова корпуса — на Томашев во фланг противнику против 3-й армии у Равы-Русской.

 

В общем, согласно этим указаниям, на 8 сентября назначалась общая атака укрепленных позиций австрийцев с целью их прорыва и дальнейшего наступления: 9-й армией — на Юзефов, где предполагалось переправить всю армию на левый берег р. Висла, 4-й армией — на р. Сан ниже Ниско и 5-й армией — на участок р. Сан выше Ниско. Таким образом, это фронтальное наступление правофланговых армий должно было привести к выталкиванию австрийцев к западу, отбрасывая 1-ю австрийскую армию к pp. Висла и Сан, вместо возможного окружения, как это предполагалось первоначальным планом операции.

 

Общая атака 9, 4 и 5-й армий, проведенная в течение 8 и 9 сентября, дала крупные успехи. В 9-й армии после артиллерийской подготовки огнем 240 легких и 32 тяжелых орудий XVIII и XIV корпуса, атаковав на 45-километровом фронте от р. Висла до р. Быстржица, прорвали позиции австрийцев и вышли в район Юзефова.

 

Атака корпусов 4-й армии 8 сентября началась с запозданием — только в 17 час., так как Эверт предполагал выждать результаты наступления XXV и XIX корпусов 5-й армии. Тем не менее после интенсивной артиллерийской подготовки огнем 552 орудий и 26 гаубиц по 26-километровом участку от леса южнее Павлова до Домбрувки, занятому частями V австрийского корпуса и сменившего его правый фланг Германского корпуса Войрша (на 1 км укрепленной позиции приходилось до 3 батальонов и 7,5 орудий против 5 батальонов и 17 орудий у наступающих), Гренадерский, Гвардейский и III кавказский корпуса с 82-й дивизией снова повели наступление, которое медленно развивалось. К вечеру на левом фланге части Гвардейского и III кавказского корпусов овладели д. Высоке и Драганы и продвинулись на 2 км по скату высот у Тарнавки. С наступлением полной темноты, когда германские ландверные части, не имевшие походных кухонь, были отведены от боевых линий назад за высоты для варки пищи в походных котелках[1], 2 гвардейских полка (Московский и Гренадерский) вновь атаковали высоты у Тарнавки, сбили слабые части германцев и, выдержав ряд сильных контратак, овладели 30 орудиями 4-й германской ландверной дивизии, прорвав, таким образом, расположение корпуса Войрша. На следующий день 9 сентября успех прорыва распространился по всему фронту 4-й армии, продолжавшей атаки австро-германцев, которые на некоторых участках стали отходить в беспорядке. К вечеру 9 сентября 4-я армия в центре и на левом фланге овладела укрепленным рубежом к югу от Быхавы и до района Тарнавки, продвинувшись за 2 дня упорных и кровопролитных боев на 7 — 9 км и захватив более 5000 пленных, из них до половины германцев. Правофланговые XXV и XIX корпуса 5-й армии не оказали никакого содействия 4-й армии — переправы через р. Пор от Туробина и ниже оставались занятыми X австрийским корпусом. Только 9 сентября эти корпуса развернулись на фронте Туробин — Гораец — Зверинец, медленно охватывая правый фланг X австрийского корпуса. Левофланговые V и XVII корпуса 5-й армии и XXI корпус 3-й армии в эти дни продолжали преследовать группу Иосифа-Фердинанда и после боев 9-го заняли Томашев, имея XXI корпус южнее на фронте Приорск — Махнув, откуда последний на следующий день предполагал совместно с XI и IX корпусами 3-й армии атаковать Раву-Русскую.

 

Для развития достигнутого успеха главнокомандующий Юго-западным фронтом директивой от 9 сентября направил по-прежнему 9-ю и 4-ю армии фронтом на р. Висла и только левый фланг 4-й армии — на Нижний Сан. 5-й армии приказывалось направить 2 правофланговых корпуса на Янов — Белгорай, в район лучших путей, через Таневскую лесную полосу к Нижнему Сану. Корпуса V, XVII и конный Драгомирова, оставшиеся на Томашевском направлении, были двинуты Плеве на юг, на фланг и тыл 4-й австрийской армии, ведущей бои у Равы-Русской.

 

В итоге этих распоряжений корпуса 9-й и 4-й армий в течение 10 и 11 сентября вели преследование 1-й австрийской армии Данкля, которая в ночь на 10 сентября была отведена на переход к югу на фронт Свенцехов — Полихна — Фрамполь, а с утра 11-го продолжала дальнейший отход к р. Сан, куда предполагала прибыть 12-14 сентября. Пройдя в течение 2 дней от 30 до 32 км, 9-я и 4-я армии не сумели ни настигнуть армию Данкля, ни отрезать ее от путей отхода к р. Сан. 5-я армия, занявшая еще 8 сентября выгодное положение на фронте Жабно — Зубовице для флангового маневра на Цеханув по тылам австрийских армий, ведущих Городокское сражение, соответствующей задачи не получила ни 10, ни 11 сентября.

 

В общем, успех второго наступления 9, 4 и 5-й армий заставил австрийцев прервать Городокское сражение и начать отход всех армий в ночь на 12 сентября за р. Сан, избегая этим возможности окружения большей части сил 4, 3 и 2-й австрийских армий. Главнейшими причинами успеха русских следует считать то превосходство в силах, которое было создано между pp. Висла и Буг, на опасном для австрийцев направлении, путем железнодорожного маневра резервами верховного главного командования. В деятельности командования Юго-западного фронта следует подчеркнуть всю невыгоду направления наступления 3 правофланговых армий к р. Висла и на Нижний Сан, а не в обход левого фланга Австрийского фронта с целью отрезать пути отхода к Кракову. Мало того, командования фронтом и 5-й армии упускают возможность, начиная с 8 сентября, вывести 5-ю армию простым фронтальным движением на Цеханув, на пути сообщения 4, 3 и 2-й австрийских армий, что могло привести даже к частичному окружению их. Деятельность 1-й австрийской армии за 8-дневный оборонительный период отличалась упорством. Эта армия сковала превосходные силы русских и заставила их вести медленное преследование в направлении, наиболее выгодном для австрийцев. Общие потери 1-й австрийской армии были громадны и доходили до 90 тыс. человек, или 27%, до 30 тыс. лошадей, или 28%, первоначального состава, и 71 орудия.

 

 

Преследование

 

 

Галицийская битва

 

Галицийская битва

      

 

Несмотря на успех главнокомандующий Юго-западным фронтом в первые дни после прорыва у Тарнавки не принимает должных мер для организации преследования в широком масштабе и даже в директиве от 11 сентября принимает решение о перерыве операции на линии р. Сан и Танев и далее по рубежу Немиров — Янов — Миколаев. И только 13 сентября отдается новая директива фронта, организующая преследование. В общем начатое с запозданием на 2-3 дня преследование неизбежно принимает фронтальный и ограниченный характер следования за австрийскими армиями, которые с 12 по 16 сентября отходили за р. Сан, а с 17 сентября начали дальнейший отход к р. Дунаец с целью начать новую операцию совместно с 9-й германской армией, которая развертывалась к 21 сентября на фронте Ченстохов — Краков. В новом исходном положении 1, 4 и 3-я австрийские армии были сосредоточены на узком 80-километровом фронте от р. Висла до Гладышева, имея на линии р. Вислока от Пильзно до Ясно завесу из 5 кав. дивизий, и 2-я армия была растянута вдоль границ с Венгрией на 120-километровом фронте для прикрытия Карпатских проходов. Русские армии вели преследование с 13 по 21 сентября; в это время 3-я и 8-я армии приступили к обложению крепости Перемышль, выдвинув 9-ю армию на р. Вислока и расположив 4-ю и 5-ю армии западнее р. Сан до окончания обложения крепости Перемышля. В направлении р. Дунаец была выдвинута армейская конница в количестве 5 кав. дивизий.

 

 

 

Неудачное для русских начало Галицийской операции наложило отпечаток и на дальнейшее поведение русского командования.

 

Русское командование отказалось от своего первоначального плана, который мог привести к решительным результатам, и ограничилось самым простым способом действий почти фронтального вытеснения противника. Характерной чертой русского командования была излишняя осторожность под впечатлением, вероятно, самсоновской катастрофы. Австрийская армия, которая могла быть уничтожена, была только обессилена. После 9 сентября Иванов имел полную возможность перекинуть если не всю, то большую часть 9-й армии на левый берег р. Висла и, направляя ее на Краков, получить все выгоды параллельного преследования. Этого не было сделано; все армии столпились к концу операции на узком пространстве.

 

Распоряжения австрийского командования за этот период можно характеризовать, по словам немецкого писателя Мозера, как отчаянные "стратегическо-тактические шахматные ходы", каковыми они в действительности и были. Австрийское командование нельзя упрекнуть в том, что оно не употребило всех усилий, чтобы вырвать победу даже тогда, когда на это не было никакой надежды. Оно дало несколько красивых маневров, но в значительно большей степени основанных на риске, чем на расчете. Австрийцы вышли из этой операции с армией расстроенной, понесшей громадные потери людьми и средствами и с сильно подорванным моральным состоянием. Дорога русским в Венгерскую равнину была почти открыта.

 

Боевой состав австрийских армий уменьшился на 45% и составлял всего около 400 тыс. бойцов. Наибольшие потери были в 3-й армии — до 109 тыс., 4-й армии — 90 тыс. и 1-й армии — до 90 тыс.; 2-я армия потеряла около 37 тыс. Только