Первая мировая война
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Северо - западный фронт

 

Первый период кампании 1914 г. на Восточном театре прошел со стороны русских под знаком желания выполнить во что бы то ни стало все обязательства перед французами и оттянуть на себя германские силы, совершенно не соображаясь со степенью готовности своих армий.

 

Северо-западный фронт 1914 г.

 

Северо-западный фронт 1914 г.


 

Оборона Восточной Пруссии была возложена на 8-ю германскую армию в составе 4 корпусов: I, XVII, XX армейских и I резервного, 3-й резервной дивизии, ландверной дивизии Бродрюка, 35-й и 36-й резервных дивизий, 2, 5, 6-й ландверных бригад, эрзацрезервной бригады Земмерна, отряда Гендкжа, 1-й кав. дивизии и крепостных войск крепостей Летцен, Кенигсберг, Торн, Кульм, Грауденц и Мариенбург, — всего около 13,5 пех. и 1 кав. дивизия, или 183,5 батальона, 84 эскадрона, 418 пулеметов, 702 легких и 72 тяжелых орудий (без крепостной артиллерии)[1], под общим командованием ген. Притвица, которому была поставлена задача — обеспечить восточные границы Германии от вторжения русских армий. Директива Мольтке от 6 августа ставила 8-й армии задачи: 1) выиграть время для переброски войск с Французского театра, 2) поддержать австрийское наступление и 3) удерживать в своих руках р. Висла как базу.
 

Для выполнения этой задачи генерал Притвиц решил, пользуясь широко развитой и оборудованной сетью железных дорог, действовать по внутренним операционным линиям и, смотря по обстоятельствам, наносить удары в Неманском и Наревском направлениях. Первая угроза для Восточной Пруссии обнаружилась в Неманском направлении со стороны 1-й русской (Неманской) армии.
 

Получив известие о наступлении русской Неманской армии, генерал Притвиц 14 августа решил, прикрываясь со стороны Наревского направления, стянуть свои силы к левому флангу и дать русской Неманской армии отпор. При этом германцы почему-то рисовали себе наступление 1-й русской армии на фронт южнее Роминтенской пущи — Августов и развертывали свою 8-ю армию якобы в обход правого фланга русских.
 

По директиве Притвица 14 августа XX корпус сосредоточивался в районе Ортельсбурга с целью прикрытия от русского наступления района южнее озера Спирдинг и имея в виду возможность активных действий в сторону Иоганнесбурга. Прочие части 8-й германской армии по вышеуказанной директиве должны были быть переброшены в Неманском направлении и развернуться на линии Иоганнесбург — Летценский озерный район — р. Ангерап. К 18 августа вся армия могла быть в сборе и на следующий день начать контрудар.
 

8-я армия вывела в поле 14 пех. дивизий, что давало русским полуторное превосходство только при условии тесного взаимодействия 1-й и 2-й армий. Одну треть своих войск (4 дивизии) генерал Притвиц оставил против удаленной 2-й русской армии и две трети против 1-й; 1,5 дивизии этих войск занимали озерные дефиле. Таким образом, численного превосходства при последовавшем столкновении у 1-й русской армии не оказалось, а озера, укрепления и сеть рельсовых путей делали эту операцию без связи со 2-й армией весьма трудной.
 

В отношении Германии русское командование поставило своей первой задачей — овладение Восточной Пруссией до Нижней Вислы включительно. Эта задача была возложена на Северо-западный фронт, состоявший из 2 армий: 1-я (Неманская) в составе III, IV и XX армейских корпусов, 5-й стрелковой бригады, 1-й и 2-й гвардейских и 1, 2 и 3-й кав. дивизий и 1-й отд. кав. бригады. Командующий армией ген. Ренненкампф. 2-я (Наревская) в составе I, II, VI, XIII, XV и XXIII армейских корпусов, 1-й стр. бригады и 4, 6 и 15-й кав. дивизий. Командующий армией генерал Самсонов. Главнокомандующий фронтом генерал Жилинский. Штаб фронта в Белостоке.

 

 

 

Соотношение сил в операциях в Восточной Пруссии видно из таблицы


 

 

Директива Жилинского была отдана 13 августа, когда корпуса армий отчасти сосредоточивались еще по железным дорогам, отчасти продвигались к исходным пунктам своего развертывания. Армиям фронта указывалось перейти в решительное наступление с целью разбить противника, отрезать его от Кенигсберга и захватить пути отступления к р. Висла. Для этого 1-й армии по переходе границы 17 августа направить левофланговый корпус на Ангербург и, имея заслон со стороны Летцена, наступать от линии Вержболово — Сувалки на фронт Инстербург — Ангербург в обход линии Мазурских озер с севера с охватом левого фланга противника, а 2-й армии, перейдя границу 19 августа, наступать от линии Августов — Граево — Мышинец — Хоржеле, направляя главные силы от линии Мышинец — Хоржеле на фронт Руджаны — Пассенгейм и далее к северу во фланг и тыл линии озер. Обеим армиям приказывалось атаковать противника энергично и с упорной настойчивостью. Разграничительная линия между армиями Липовка — Поломея — Летцен, все для 2-й армии. Эта общая для фронта директива дополнялась частными указаниями для армий. Для 1-й уточнили задачи кавалерии, но без определенных указаний, и требовали оставить сильный заслон против Летцена, а для 2-й обращали внимание на прикрытие Гродненского направления и на интенсивную разведку к стороне Алленштейна, инстинктивно сознавая опасность западного направления.
 

В развитие директивы фронта командующие 1-й и 2-й армиями отдали свои распоряжения. 1-я армия отдала свои распоряжения 15 августа директивой (почему-то за подписью только начальника штаба) и приказом; при этом директива несколько уточняла и суживала поставленную 1-й армии задачу, определяя ее "возможно глубоким охватом левого фланга неприятеля на р. Ангерап", где предполагались его главные силы.
 

В этих документах указывались задачи только на 17 августа. Кавалерия должна была перейти границу накануне (16 августа), причем конному отряду хана Нахичеванского направиться на Инстербург в обход Сталюпенена и Гумбинена с севера, Гурко обеспечивать левый фланг армии со стороны Маркграбова и потом Летцена, а отдельной бригаде Орановского (правый фланг) достигнуть 17 августа Шиленена. Корпуса должны были 17 августа главными силами овладеть линией Вилюнен — Сталюпенен — Дубенинкен — Ковален (наступая в нарезанных им фронтальных коридорах).
 

Командование 2-й армией своей директивой от 16 августа совершенно меняло основную директиву фронта. Жилинский указывал выдвинуть главные силы армии (VI, XIII и XV корпуса) на фронт Мышинец — Хоржеле, после чего круто повернуть на север на фронт Растенбург — Зеебург, примыкая своим правым флангом к озерам и торопясь войти в связь с 1-й армией, чтобы оказать ей ближайшую помощь в первом столкновении с германцами. Самсонов посмотрел на дело несколько шире и направил свои главные силы почти на 50 км западнее, на фронт Ортельсбург — Нейденбург, и придал им вместо северного северо-западное направление с целью скорейшего и более глубокого охвата всех германских сил, находившихся в Восточной Пруссии, и для перехвата путей на Нижнюю Вислу[2]. В этом различии во взглядах коренилась, как увидим ниже, одна из причин последовавшей катастрофы.
 

В зависимости от своей основной идеи Самсонов решил при подходе к границе стянуть свою разбросанную на фронте свыше 200 км армию на фронт Мышинсц — Хоржеле — Млава (около 70 км), оторвавшись от озер и 1-й армии. Для прикрытия образовавшегося здесь разрыва и парирования возможных попыток со стороны Летценского укрепленного района он назначил II корпус, который должен был начать наступление от Августова 17 августа, энергично действовать против фронта Арис — Иоганнесбург и прикрывать себя от ударов со стороны Летцена. Обеспечение промежутка между этим корпусом и соседним слева (VI) им было возложено на 4-ю кав. дивизию. Остальные корпуса должны были выступить с известных уже нам пунктов развертывания 17 — 18 августа и, делая переход в среднем 20-25 км с не успевшими еще сосредоточиться обозами и транспортами и сильно удаляясь от железных дорог, 20 августа достигнуть границы.
 

16 августа 1-я армия достигла указанной исходной линии Владиславов — Сувалки, имея конную группу в 4,5 дивизии на правом фланге и 1 кав. дивизию — на левом. Корпуса развернулись в одну линию, на широком фронте около 80 км, почти равномерно, имея весьма незначительное уплотнение (XX и III корпуса) по обе стороны железной дороги Ковно — Кенигсберг, не дождавшись присоединения к ним второочередных дивизий.

 

 

 

Бой у Сталюпенена

 

Вопреки желанию командования армией командир I германского корпуса Франсуа по своей личной инициативе решил встретить русских на фронте Сталюпенен — Гольдап, чтобы замедлить их движение, рассчитывая своим наступлением выйти на правый фланг 1-й русской армии, который предполагался южнее, чем был в действительности. Это привело 17 августа к столкновению между обеими дивизиями I германского корпуса, расположенными в районе Сталюпенена (1-я дивизия) — Мелькемен (2-я дивизия), и правым флангом армии Ренненкампфа. Наступление последней представляло собой не планомерный марш-маневр, а ряд самостоятельных продвижений корпусов, разновременно перешедших границу между 8 час. (III корпус) и 14 час. (IV корпус), вследствие чего выдвинувшемуся вперед III корпусу пришлось выдержать на себе всю тяжесть боя.

 

Бой у Сталюпенена 1914 г.

 

Бой у Сталюпенена 1914 г.

 


В результате произошло лобовое столкновение почти равными силами, и германцы в ночь на 18-е отошли к Гумбинену, задержав дальнейшее наступление русских до 14 час. 18 августа. Столкновение у Сталюпенена, несмотря на свой авангардный характер, имело большое стратегическое значение. Не нанеся существенных потерь германцам, оно исправило ошибочное предположение германского командования о направлении правого фланга армии Ренненкампфа на Роминтенскую пущу и окончательно убедило немцев, что наступление всей 1-й русской армии предшествует вторжению в Пруссию Наревской армии. Поэтому им и предстояло в развитие общего плана первоначально броситься именно на Неманскую армию. Притвиц и решил атаковать армию Ренненкампфа тотчас же, как только закончится переброска XVII корпуса. Являлся вопрос, успеют ли германцы нанести ей поражение до занятия 2-й русской армией угрожающего положения, так как продвижение последней развивалось, на взгляд германского командования, неожиданно быстро.

 

 

 

Гумбинен-Гольдапское сражение

 

Обнаружив движение 2 корпусов в направлении Гумбинен — Инстербург, не выявив еще определенно направления IV русского корпуса, германское командование решило обойти северный фланг этой группы, а у суетливого командира I корпуса генерала Франсуа эта мысль развивалась даже в желании устроить ей шлиффеновские клещи. Эта предвзятая мысль о русской группировке и идея клещей послужили основным мотивом розыгрыша сражения у Гумбинена.

 

Гумбинен-Гольдапское сражение 1914 г.

 

Гумбинен-Гольдапское сражение 1914 г.

 


I германский корпус отошел от Сталюпенена к Гумбинену и занял позицию около 10 км северо-восточнее его, в то время как XVII и 1 резервные корпуса находились еще далеко на запад (у Даркемена и Ангербурга). К северу от Гумбинена германцы решили сосредоточить кулак из 1 корпуса, дивизии Бродрюка (Кёнигсбергского гарнизона — 11 батальонов, 6 эскадронов и 9 батарей), 2-й ландверной бригады, которая от Тильзита направлялась к Краупишкену, и 1-й кав. дивизии для удара в обход русского правого фланга, который своей 28-й дивизией также грозил охватом левого фланга германцев.
 

В свою очередь 1-я русская армия продолжала с 18-го наступления на запад, по-прежнему мало заботясь об уравнении колонн. Два корпуса (XX и III) наступали по обе стороны шоссе на Инстербург, имея сильно выдвинутую вперед правофланговую дивизию (28-ю) и оттянутую назад левофланговую (27-ю); 1,5 дивизии (30-я и 5-я стр. бригады) наступали на Гольдап и 1 дивизия (40-я) как бы связывала эти 2 группы, наступая на Мелькемен, севернее

 

Роминтенской пущи. Конные массы по-прежнему держались на флангах армии.

 

 

Во время марша 19 августа на крайнем правом фланге русской армии произошли два столкновения, оказавшие влияние на последующий бой. Конница хана Нахичеванского столкнулась у Каушена с головными частями подходившей и переправившейся у Краупишкена 2-й ландверной бригады. Атакованная бригада была откинута за р. Инстер и бежала с поля сражения, не приняв участия в назревавшем бою и потеряв связь с командиром I корпуса. В то же время и русский конный корпус отошел на отдых в район Линденталь, где и оставался без движения в течение всего 20 августа, оправдываясь израсходованием артиллерийских патронов. С другой стороны, правофланговая 28-я русская дивизия, сильно выдвинувшись вперед, наткнулась на укрепленную позицию германцев у Покальнишкен — Нибудшен и встретила сильный отпор.
 

К вечеру 19 августа 1-я армия, не имея, кроме этого, никаких столкновений на фронте, заняла положение, указанное на схеме 10, причем фронт всей армии занимал по прямой линии около 45 км, имея на флангах конные массы в расстоянии 10-15 км.
 

Командование 8-й германской армией в связи со всей сложившейся обстановкой решило атаковать на рассвете 20 августа армию Ренненкампфа, который со своей стороны назначил на этот день дневку. Общий план германского командования состоял в том, чтобы силами генерала Франсуа и XVII корпусом утром наброситься на правую группу русских у Гумбинена, прикрывшись со стороны Гольдапа, а потом повернуться против левой. Потому XVII корпусу было приказано выступать 19-го вечером от Даркемена в 2 колонны, развернуться на линии Пликен — Вальтеркемен и атаковать противника, действовавшего против I корпуса у Аугступенена в наиболее важном направлении. XVII корпус должен был прибыть своевременно, чтобы оказать решительное влияние на ход боя. Остальные германские силы предназначались для обеспечения фланга ударной группы: I резервный корпус должен был обеспечивать со стороны Гольдапа, а 3-й резервной дивизии было приказано продвинуться до Кутгена.
 

На рассвете 20 августа бой начался по инициативе германцев одновременным наступлением I и XVII корпусов. Едва стало светать, как артиллерия I герм, корпуса открыла огонь по расположению правофланговой 28-й пех. дивизии корпуса русских. Через час после начала артиллерийской подготовки 2-я герм. пех. дивизия атаковала фронт, а 1-я герм. пех. дивизия — южный фланг 28-й пех. дивизии. Для содействия частям I герм. арм. корпуса была привлечена дивизия Бродрюка, которая должна была атаковать 29-ю пех. дивизию XX русского корпуса. Едва дивизия Бродрюка поднялась из своих окопов для атаки, как была взята под жестокий артиллерийский огонь русскими. Вместо атаки эта дивизия стала отходить, местами в беспорядке. Однако германцы продолжали громить 28-ю пех. дивизию частями своего I корпуса и 1-й кав. дивизии, совершившей набег в тыл 28-й русской дивизии, и после ожесточенного боя отбросили ее с большими потерями и в сильном расстройстве на восток. Но и сами германские войска были настолько истощены, что остановились в районе Бракупенен и не имели сил продолжать преследование русских.
 

Таким образом на фронте севернее Гумбинена германцам удалось опрокинуть 28-ю пех. дивизию русских, но преследовать или развить успех они не могли за неимением сил.
 

Действовавший южнее Гумбинена XVII арм. корпус генерала Макензена атаковал частями 35-й пех. дивизии 27-ю и 25-ю русские пех. дивизии, о присутствии которых его разведка никаких сведений не дала. Приняв отход сторожевых частей русских за отступление их главных сил, Макензен решил отрезать им пути отхода и бросил 36-ю пех. дивизию вместе с корпусным резервом для воображаемого охвата войск, действовавших против I арм. корпуса восточнее Гумбинена. 36-я пех. дивизия, энергично бросившаяся для выполнения поставленной ей задачи, встретила 40-ю пех. дивизию и левофланговые части 27-й пех. дивизии русских. При этом боевые порядки германцев были поставлены под фланговый и косоприцельный огонь Русского фронта.
 

В результате столкновения двух германских пехотных дивизий Макензена с тремя русскими дивизиями южнее Гумбинена германцы произвели несколько неудачных атак, понеся тяжелые потери (до 10 000 чел.), и после полудня 20 августа завершили бой отступлением. 35-я герм. пех. дивизия в беспорядке покинула поле сражения, оставив на нём 12 орудий. Отступление 35-й пех. дивизии оказало неизбежное влияние и на 36-ю пех. дивизию, части которой последовали примеру своего соседа.
 

В общем итоге Гумбиненского сражения I армейский корпус добился успеха против 28-й пех. дивизии, а XVII герм. корпус потерпел поражение, тем более тяжелое, что 1, 35-я отчасти и 36-я пех. дивизии, а также дивизия Бродрюка утратили необходимую моральную устойчивость, сильно перемешались, управление выпало из рук начальников. Русские части выказали в этом первом бою превосходные боевые качества: упорно оборонялись, практикуя контратаки, отлично стреляли, храбро и стремительно вели штыковые атаки.
 

Германский план разгрома гумбиненской группы русских потерпел крушение. Сражение под Гумбиненом после полудня завершилось поражением одной русской и четырех германских пехотных дивизий. Вместе с тем рушился план обороны Восточной Пруссии. А между тем в это время командующий 8-й германской армией ген. Притвиц еще верил в успех сражения, переоценивая разгром 28-й пех. дивизии противника на северном фланге своей армии.
 

В довершение неудачи боевых действий под Гумбиненом I резервный германский корпус не добился успеха и в районе Гольдапа.
 

Армия Ренненкампфа осталась в общем ночевать на занятых местах, за исключением оттянувшегося на 2-3 км на восток XX корпуса и отд. кав. бригады, которая, обнаружив обход фланга армии, отскочила к Шиленену и потеряла на несколько дней связь с армией.
 

Стоявший в районе Ортельсбурга — Нейденбурга XX германский корпус, будучи атакован авангардами 2-й армии (ген. Самсонова), должен был поспешно отступить внутрь страны, чем открыл доступ к тылу 8-й армии со стороны Нарева. Вечером 20 августа Притвицу казалось, что его армия, собранная в Неманском направлении, находится перед опасностью окружения, и он отдал приказ об отступлении к Нижней Висле.
 

В день боя под Гумбиненом корпуса 2-й русской армии достигли линии Юха (II корпус) — Пельты (VI) — Хоржеле (XIII) — Кржиновлога (XV) — Млава (I). Таким образом, только II корпус находился в оперативной связи с левым флангом 1-й армии и был главнокомандующим фронтом переключен в эту армию из 2-й.
 

Так завершила свою первую операцию 8-я герм. армия. Вместо того, чтобы разбить и отбросить русскую армию к Неману, германцы вынуждены были, понеся потери, быстро отступать. При этом высшие начальники, а также кадровые, резервные и ландверные войска не показали оперативного и тактического превосходства над русскими, а некоторые германские части не обнаружили и необходимой доблести, в чем германцы считали бесспорное превосходство за собой.
 

Что касается русских пехоты и артиллерии, то надо отдать справедливость им в упорстве и смелости; русская же конница, а в особенности ее начальники, в ходе этого сражения не дали того, что можно было ожидать от 5,5 кавалерийских дивизий: они просто бездействовали, отдыхая после боя 19 августа в нескольких километрах от правого фланга русского XX корпуса.
 

Последствия Гумбиненского сражения для русского Северо-западного фронта в общем вылились в предоставление армии Самсонова своей собственной участи. Но это сражение оказало весьма важное влияние и на весь ход кампании. Во-первых, оно принесло существенную помощь французам тем, что заставило германцев снять с Французского фронта в самую решительную минуту 2 корпуса и 1 кав. дивизию и срочно отправить их на Русский фронт. Корпуса эти были сняты к тому же из ударной группы. Во-вторых, оно указало германцам на возможность для русских, ведя наступательную операцию против австрийцев, вести такие же операции в больших размерах и против Восточной Пруссии, что вызывало у германцев естественное желание лучше обеспечить их Восточный фронт, почему часть новых формирований и была туда направлена. Наконец, в-третьих, на Восточный фронт было назначено новое командование (Гинденбург и Людендорф), которое впоследствии и по своему характеру и по приобретенному после побед значению сильно давило на германскую Ставку в смысле перенесения центра тяжести войны с Западного на Восточный фронт. Это условие привело к раздвоению мысли германского верховного командования вплоть до передачи всей власти в руки дуумвирата Гинденбург — Людендорф.

 

 

 


[1] Теобальд Щефер. Танненберг, приложение "Боевой состав 8-й германской армии".

[2] Тяготение на запад объясняется также крайней необходимостью базировать хоть часть своей армии, лишенной обозов и транспорта, на железную дорогу Новогеоргисвск-Млава.