Первая мировая война
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Планы операция на восточноевропейском (русском театре)

 

Антанта

 

РОССИЯ
Еще в период сосредоточения армий в Ставке постепенно назревает решение о скорейшем переходе в наступление обоих фронтов с целью поддержать французов ввиду готовящегося против них главного удара германцев. Срок начала наступления на Северо-западном фронте подгонялся к 14-му дню мобилизации, что вполне отвечало сроку, установленному военной конвенцией с Францией, а на Юго-западном фронте — к 18 — 19 августа (на 19-й день мобилизации). Таким образом, тяжелые обязательства, выполняемые русским Генеральным штабом, приводили к началу наступательных действий тогда, когда могла быть развернута только 1/3 русских вооруженных сил, и при почти полной неготовности тыловых учреждений обеспечить длительное наступление.

 

Планы Антанты

 

Планы Антанты


 

В директивах от 10 и 13 августа верховный главнокомандующий указал главнокомандующим обоих фронтов следующий план начальных операций: "Северозападный фронт должен перейти 13 августа в наступление 1-й армией в Восточную Пруссию, которое должно развиться к 17 августа в общую операцию 1-й и 2-й армий в обход Мазурских озер с севера и запада"; Юго-западному фронту приказывалось "перейти в наступление 3-й и 8-й армиями соответственно 19 и 18 августа, не дожидаясь сосредоточения III кавказского и XXIV корпусов, чтобы в связи с намеченным наступлением 1-й и 2-й армий приковать к себе вторжением в Галицию возможно большие силы австрийцев и тем самым воспрепятствовать им развить наступательные действия по левому берегу р. Висла и против запаздывающих в своем развертывании 4-й и 5-й армий".
 

В то же время верховное главное командование, опять-таки во исполнение указания французов, что наиболее важным для них по-прежнему является русское наступление на операционном направлении Варшава — Познань, сделав ряд перегруппировок за счет сил обоих фронтов (XX корпус из 4-й армии перечислялся в 1-ю армию, I и гвардейский корпуса из 1-й армии в 9-ю), подготовляет новую, третью по счету, наступательную операцию на Познань и формирует для этого 9-ю армию у Варшавы, на левом берегу р. Висла. Для этого с 11 августа в 9-ю армию, кроме гвардейского корпуса, направляются XVIII и XXII корпуса, гвардейская стр. и гвардейская казачья бригады.
 

В общем все эти мероприятия устанавливают следующую основную идею оперативного плана русского главного командования: переходом в наступление на обоих фронтах создать исходное положение для дальнейшего наступления в глубь Германии. Однако если выбор Юго-западного фронта для главной операции являлся правильным, так как после победы в Галиции русские армии могли выйти на границу Силезии с ее углем и промышленностью, то ведение решительной наступательной операции против германцев в Восточной Пруссии, при подходе к Нижней Висле с ее крепостями, ставило русские армии в невыгодное положение для последующих операций. Кроме того, усиление Северо-западного фронта для ведения Восточно-Прусской операции фактически шло за счет сил Юго-западного фронта, а новое развертывание 9-й армии у Варшавы подчеркивает, что русское главное командование упускает возможность задаться одной важной целью — разгромить одного из противников (Австро-Венгрию), а стремится достигнуть нескольких оперативных целей, что было неисполнимо ввиду медленности развертывания русских армий, последовательная готовность которых определялась: 50% сил на 15 — 20-й день мобилизации, 75% на 15 — 27-й день и 100% на 36 — 40-й день[1].
 

 

 

СЕРБИЯ
 

Единственным планом операций для небольшой сербской армии могла быть упорная оборона до момента одержания решительной победы ее могущественными союзниками на главных фронтах войны. Общее стратегическое положение Сербии перед мировой войной не могло считаться благоприятным. Расширение ее территории в результате Бухарестского договора 25 августа 1913 г. побудило правительство к реорганизации сербской армии. Необходимо было использовать новые источники комплектования в областях Новой Сербии, и накануне войны большая часть кадровой армии была расположена в этих областях, а Старая Сербия была почти лишена войск. Это обстоятельство затруднило мобилизацию армии. Другим последствием недавних балканских войн явилось крайнее обеднение армии материальной частью, между тем на быстрое снабжение рассчитывать не приходилось.
 

Разработка плана операций при войне с Австро-Венгрией предусматривала два варианта: придется ли одной Сербии вступить в единоборство со своей соседкой или в союзе с Россией. Сеть австро-венгерских железных дорог к северу от слияния pp. Сава и Дунай имела резко выраженный сгусток линий, свидетельствовавший о намерении австрийского Генерального штаба сразу по объявлении войны захватить Белград и затем воспользоваться долинами pp. Морава и Колубара для быстрого проникновения в глубь страны и для захвата Крагуеваца, где находился главный сербский арсенал.
 

Сербская армия развертывалась с целью обороны до момента, когда выяснится общая политическая обстановка. Для этого нужно было район развертывания прикрыть течением pp. Сава и Дунай со стороны главного удара австрийцев, ожидавшегося с севера, а затем необходимо было учитывать и второстепенные направления — западное и северо-западное. Соответственно этим направлениям сербские вооруженные силы под верховным начальством регента принца Александра при начальнике штаба воеводе Путнике были сведены в четыре армии, 1-я армия, генерала Бойовича, состояла из 4 пех. и 1 кав. дивизий и имела строго оборонительную задачу по линии р. Дунай в районе Паланка, Рача, Топола, по фронту 100 км. 2-я армия, генерала Степановича, была образована из 4 дивизий первой очереди и являлась маневренной группой в районе Аранджеловац, Лазаревац, Белград. Специально район Белграда обеспечивался дунайской дивизией этой армии. 3-я армия, генерала Журишича-Штурм, состояла из 2 дивизий и 2 отдельных отрядов и представляла также маневренную группу в районе Вальева. 4-я армия носила название Ужицкой армии, под начальством генерала Бояновяча. Она состояла из 2 дивизий и имела назначением прикрывать долину Верхней Моравы со стороны запада и обеспечивать связь с черногорскими войсками. Таким образом, из общего числа 12 сербских дивизий 8 образовали маневренную группу, прикрытую резервными дивизиями. Как только выяснилось, что Австро-Венгрии придется драться на два фронта, эта группа готова была предпринять наступательную операцию или в район Срема (Сирмия), или в Боснию. Директивой от 9 августа командующему 2-й армией указывалось немедленно начать разведку на линии р. Сава между Обреновацем и Дебрицем, чтобы армия была готова к форсированию этой реки. Надо признать, что при ограниченных возможностях сербской армии лучшего исходного положения для нее в предстоящей борьбе за существование государства быть не могло. До осени 1915 г., т.е. в течение года с лишним, изолированная небольшая сила Сербии защищала страну от австрийцев.
 

 

ЯПОНИЯ
Объект действий Японии ограничивался исключительно районом Тихого океана, и операции ее были направлены к овладению германской колонией Циндао. На планах борьбы в Европе значение Японии отразилось в виде освобождения русских сибирских корпусов для направления их на Европейский театр и обеспечения сообщений России с ее союзниками через Тихий океан.

 

 

Центральные державы

 

ГЕРМАНИЯ
На Восточном фронте против России со времени принятия в 1905 г. шлиффеновского плана задача германских войск носила характер стратегической обороны. Сосредоточиваемые в Восточной Пруссии войска образовали 8-ю армию, которая должна была задерживать вторжение русских сил и замедлять их наступление к Нижней Висле до переброски главных сил германцев с Западного фронта после поражения французов. Начало такой переброски намечалось через 6 недель от начала операций на западе.
 

Генеральный штаб Австро-Венгрии

 

Генеральный штаб Австро-Венгрии

 

До этого времени главная тяжесть борьбы с русскими на Восточном фронте выпадала на австро-венгерские силы, причем по соглашению 1909 г. между Мольтке и начальником австро-венгерского Генерального штаба генералом Конрадом Гетцендорфом Германия выставляла с начала войны против России 12-14 полевых и резервных дивизий в Восточной Пруссии и отдельный ландверный корпус в Силезии. 8-я германская армия сперва должна была принять растянутое развертывание для прикрытия границы, а затем выполнять задачу обеспечения провинции по усмотрению командующего армией, имея в виду увязку действий с австро-венгерской армией. Ландверный корпус в Силезии должен был примкнуть к левому флангу австро-венгерской армии и наступать вместе с ней, оставаясь в подчинении командующему 8-й армией.
 

 

АВСТРО-ВЕНГРИЯ
Генеральный штаб Австро-Венгрии со времени заключения союзного договора между Австро-Венгрией и Германией разрабатывал планы операций на вероятные случаи войны, и соответственно с ними в период последних 25 лет перед войной им была установлена целая система оперативных комбинаций, сущность которых сводилась к следующему[2]: развертывание австро-венгерских сил общей численностью около 1100 батальонов пехоты предусматривало 3 "оперативных эшелона". "Эшелон А"[3] включал больше половины армии (7/12) и предназначался против России. Он состоял из 28 пех. и 10 кав. дивизий и требовал для сосредоточения в Восточной Галиции 18 дней. Другой — "эшелон В" — представлял "минимальную группу Балкан" и предназначался при всяких военно-политических условиях для действий против Сербии и Черногории. Он состоял из 8 пех. дивизий, принадлежавших 3 корпусам, расположенным в мирное время вдоль южной границы Австро-Венгрии. Третий — "эшелон С" — обнимал меньше 1/4 всех сил, т.е. 12 пех. и 1 кав. дивизию. Этот эшелон предназначался в качестве оперативного резерва на оба фронта. Если в случае балканского конфликта Россия осталась бы спокойной, то "эшелон С", усиленный еще 2 кав. дивизиями из "эшелона А", перебрасывался вместе с "минимальной группой Балкан" к границам Сербии для нанесения сокрушительного удара Сербии. Если же Россия приняла бы вооруженное участие в балканском конфликте, то "эшелон С" должен был бы быть направлен в Галицию вслед за "эшелоном А" после 18-го дня мобилизации.
 

Конрад в своих мемуарах пишет, что его руководящей идеей операций против России было наступление невзирая на риск, так как оборона при первых же столкновениях повлекла бы катастрофу для австро-венгерской армии. 40 дивизий, собранных в Галиции (эшелоны "А" и "С"), не могли оставаться пассивными в то время, когда численно превосходящие русские силы теснили бы союзников в Восточной Пруссии и Румынии, а затем после легкой победы над ними обрушились бы всеми силами на Австро-Венгрию. Перейдя Верхнюю Вислу, близ впадения в нее р. Сан, и сковав австро-венгерские армии в Галиции, русские открыли бы свободный путь на Берлин или Вену. "Прежде всего возможно крупными силами дать генеральное сражение русским войскам, сосредоточенным между pp. Висла и Буг, при содействии с севера удара на Седлец большею частью собранных в Восточной Пруссии германских сил, — такова была ближайшая цель моего плана", — писал Конрад[4].
 

В связи с изменением политического положения в 1913 и 1914 гг. Конрад ввел частичные поправки в австрийский план операций. Сомнение насчет верности союзу Италии вынудило снять с расчета 4 германские дивизии, которые Мольтке обещал сосредоточить в Силезии сверх ландверного корпуса, а число германских дивизий в Восточной Пруссии было уменьшено до 9; тяжесть русского удара на Востоке все более ложилась на австрийцев. Еще чувствительнее было отпадение Румынии. На румынскую армию возлагалась надежда, что она в составе 10 дивизий развернется в Молдавии и притянет на себя русские войска Одесского округа, т.е. 7-ю и 8-ю армии в Бессарабии и Подолии.
 

С выходом Румынии из союза приходилось осадить назад развертывание правофланговой австро-венгерской группы в Восточной Галиции, чтобы не подвергать ее удару со стороны 3-й и 8-й русских армий. А этот отвод правого крыла отражался и на развертывании 1-й и 4-й австро-венгерских армий, предназначавшихся для вторжения в Польшу между pp. Висла и Буг. Их развертывание приходилось отнести более на запад и упереть их левый фланг в р. Висла, чтобы ближе примкнуть к германским войскам и сохранить за собой свободу маневра по тому или другому берегу р. Висла. В случае неудачи австро-венгерские армии скорее могли бы быть отведены за р. Сан в Западную Галицию и легче можно было бы избежать оттеснения их на юг — за Карпаты.
 

Предположения о таком изменении австро-венгерского развертывания впервые намечены были Конрадом летом 1913 г. Осенью этого года все австрийское развертывание было осажено, и фронт его определялся линией: устье р. Сан — Рава Русская — Жолкиев — Злочов — Тарнополь — р. Серет. К 1 апреля 1914 г. это развертывание было окончательно разработано, но весной этого года Конрад выработал новый план с целью осадить еще более австрийский фронт на линию pp. Сан и Днестр. Как только определилась вероятность войны на два фронта, был окончательно утвержден для Русского фронта выработанный зимой план, и Управлению железных дорог были даны указания относительно новых станций выгрузки в районах сосредоточения. Потребовалось изменение 84 маршрутов, которые спешно были переработаны в течение июля 1914 г., и вся работа по изменению стратегического развертывания австрийцев в Галиции была закончена к первому дню частной мобилизации австрийцев 28 июля.
 

На Сербском фронте план Конрада предусматривал развертывания трех армий: 2-й армии — по течению pp. Сава и Дунай, по обе стороны Белграда; 5-й армии — по левому берегу р. Дрина, до впадения ее в р. Сава, и 6-й армии — в Боснии, между Сараевым и сербской границей. Эти армии должны были вторгнуться в Сербию с севера и с запада и обойти сербскую армию с обоих флангов.

 

 

 


 

[1] Франция, заинтересованная в ускорении сосредоточения вооруженных сил, предоставила России крупные займы для проведения новых стратегических железных дорог и для улучшения пропускной способности уже существовавшей сети, что привело к постепенному ускорению сосредоточения В итоге план сосредоточения русских сил против Германии и Австро-Венгрии выражался следующими данными:

 

Дни мобилизации
Число дивизий
 
полевых
второочередных
кавалерийских
На 15-й день
27
20
На 23-й день дополнительно
20 1/2-23
12
3-4
На 29-й день дополнительно
3-5
6
4
На 30-60-й день дополнительно
6 1/2-11,5
6
1 1/2
После 60 дней дополнительно
2-4
1/2-1
Всего
59-70,5
24
29-31

 

В результате соглашений 1911-1912 и 1913 гг. союзники взаимно обязывались начать наступление против Германии одновременно. При этом Франция обязывалась выставить на 10-й день мобилизации на своем фронте 1 300 тыс. человек, Россия обязывалась на 15-й день мобилизации выставить против Германии до 800 тыс. человек и начать немедленно наступление с целью или разбить германские войска в Восточной Пруссии, или наступать на Берлин, если германские войска развернутся на левом берегу Вислы, в районе Торн — Познань. Как видно из приведенной таблицы сосредоточения, обязательства, принятые русским генеральным штабом, не соответствовали действительным возможностям: на 15-й день мобилизации могла закончить сосредоточение только треть русской армии, для подвоза следующей трети требовалось еще 8 дней, и, наконец, последняя треть могла прибыть только в течение 40 дней. Таким образом, принятые русским Генеральным штабом обязательства принуждали русское командование начать наступление против Германии тогда, когда для действий против Германии и Австро-Венгрии были сосредоточены только 27 пех. и 20 кав. дивизий, что являлось крупной стратегической ошибкой.

 

[2] Oestcrrcich-Ungarns Ietzter Kneg 1914-1918. Официальная история участия австро-венгерской армии в мировой войне по документам Венского государственного архива, т. I.

 

[3] "Эшелон А" соответствовал "случаю войны R" (с Россией), "эшелон В" — "случаю войны В" (на Балканах) и "эшелон С" — "случаю войны I" (с Италией).

 

[4] Вполне реален рассказ генерала Буше, относящийся к 3 августа 1914г., когда война была уже объявлена и Жоффр собрал у себя всех командующих армиями. Хотя последние и знали крылатую фразу Жоффра, что "план операций — это идея, которую полководец держит в своей голове, но не доверяет бумаге", но все же ожидали ясных директив в отношении операций в начальный период войны.


"Все командующие армиями, — пишет генерал Буше, — считали, что они собраны для того, чтобы Жоффр, по примеру Бонапарта, изложил им свои взгляды о направлении, которое он намеревался придать операциям. Они надеялись выйти от него полные уверенности в исходе войны, уверенности, которую они не преминули бы сообщить своим войскам. Ничего подобного не было. Беседа коснулась только банальностей. Когда один командующий попытался поднять вопрос о плане, то Жоффр ответил: "Это ваш план, но не мой". И все удалились, исполненные беспокойства, которое высказал один из них: "Имеет ли главнокомандующий план? Есть ли у него идея?"".